OFF
ON
Boxed
Президент России дал интервью телеканалу «Россия-1»

Президент России дал интервью телеканалу «Россия-1»

Президент ответил на вопросы журналиста телеканала «Россия 1» Павла Зарубина.

П.Зарубин: Владимир Владимирович, мы только что наблюдали за Вашей встречей с главой Сенегала, который одновременно является и лидером Африканского союза. Он об этом говорил, ну и вообще чувствуется, конечно, последнюю неделю, что многие страны крайне обеспокоены даже уже не столько продовольственным кризисом – они опасаются масштабного голода, потому что стремительно растут мировые цены на продовольствие, стремительно растут цены на нефть, на газ. Это всё вещи взаимосвязанные.

Запад, конечно, и в этом тоже обвиняет нас. В реальности какая ситуация на этот момент, как она складывается? И что, на Ваш взгляд, дальше будет с рынками продовольствия и энергетики?

В.Путин: Да, конечно, мы сейчас видим попытки переложить ответственность за происходящее на мировом рынке продовольствия, складывающиеся проблемы на этом рынке на Россию. Должен сказать, что это попытка, как у нас в народе говорят, переложить с больной головы на здоровую эти проблемы. Почему?

Потому что, во-первых, неблагоприятная ситуация на мировом рынке продовольствия начала складываться не вчера и даже не с момента начала специальной военной операции России на Донбассе, на Украине. Она начала складываться ещё с февраля 2020 года в процессе борьбы с последствиями пандемии коронавирусной инфекции, когда мировое хозяйство, мировая экономика присели, и нужно было восстанавливать мировую экономику.

Ничего лучшего не нашли в тех же Соединённых Штатах финансовые, экономические власти, как пойти по пути вливания больших денежных средств в поддержку населения, в поддержку отдельных предприятий и отраслей экономики.

В целом и мы делали примерно то же самое, но я смею Вас заверить, и результат очевиден, налицо: мы делали это гораздо более аккуратно, мы делали это точечно, добивались нужного результата без того, чтобы все эти действия отразились на макроэкономических показателях, в том числе на безмерном росте инфляции.

Совсем по-другому складывалась ситуация в тех же Соединённых Штатах. За два года, неполных два года, с февраля 2020-го по конец 2021 года, денежная масса в США выросла на 5,9 триллиона. Это беспрецедентная работа печатного станка. Общий объём денежной массы вырос на 38,6 процента.

Видимо, финансовые власти Штатов исходили из того, что доллар – мировая валюта, и он, как обычно, как и в прежние времена, рассосётся по всей мировой экономике, и в Штатах это будет незаметно. Оказалось, что это не так. Собственно говоря, люди порядочные, а в Штатах такие тоже есть, Министр финансов недавно заявила, что они совершили ошибку. Так что это ошибка именно финансовых, экономических властей Соединённых Штатов, она никак не связана с действиями России на Украине, вообще никак.

И это был первый шаг, очень серьёзный шаг к развитию неблагоприятной ситуации на продовольственном рынке, потому что прежде всего наверх пошли, в гору пошли цены на продовольствие. Это первое.

Вторая причина – это недальновидная политика европейских стран, а прежде всего Еврокомиссии, в сфере энергетики. Мы видим, что там происходит. Я лично считаю, что многие политические силы и в Штатах, и в Европе начали спекулировать на естественной тревоге жителей планеты за состояние климата, за изменение климата, начали продвигать эту «зелёную повестку» в том числе в энергетике.

Вроде бы всё и хорошо, но нехорошо только, когда даются неквалифицированные, не имеющие никакого под собой основания рекомендации о том, что нужно делать в сфере энергетики, завышаются возможности альтернативных видов энергетики: солнечной, ветровой, не знаю, какой угодно другой, водородной, – это перспектива, наверное, но сегодня этого нет в должном объёме, должного качества и по нужным ценам. И в то же время начали принижать значение традиционных видов энергии, в том числе и прежде всего углеводородов.

К чему это привело? Банки перестали давать кредиты, потому что на них оказывают давление. Страховые компании перестали страховать соответствующие сделки. Перестали выдавать местные власти участки земли для расширения производства, сократили строительство транспорта специализированного, в том числе и трубопроводного.

Всё это привело к недоинвестированию в мировой энергетический сектор, а как результат – повышение цен. Пожалуйста, в прошлом году недостаточно было ветровой нагрузки, ветер не тот, как ожидали, зима затянулась – и сразу цены полетели вверх.

Кроме всего прочего, европейцы не прислушались к нашим настоятельным просьбам сохранить долгосрочные контракты на поставку того же природного газа в европейские страны, начали их тоже прикрывать. Многие ещё работают, но начали прикрывать. Но это имело своё значение негативное для европейского энергетического рынка: цены поползли вверх. Россия здесь абсолютно ни при чём.

Но как только цены на газ, скажем, поползли наверх, сразу же увеличились цены на удобрения, потому что часть этих удобрений производится в том числе за счёт газа. Всё взаимосвязано между собой. Как только поползли цены на удобрения, многие предприятия, в том числе в европейских странах, стали нерентабельными, начали закрываться вообще – и объём удобрений на мировом рынке резко упал, а цены, соответственно, выросли, причём цены выросли драматично, можно сказать, совершенно неожидаемо для многих европейских политиков.

Но мы об этом предупреждали, и это вообще никак не связано ни с какой военной операцией России на Донбассе, не имеет к этому вообще никакого отношения. 

Но следующий шаг, когда началась наша операция, европейские, американские партнёры так называемые начали предпринимать шаги, которые усугубили ситуацию в этом секторе: и в продовольственном, и в секторе производства удобрений.

Между прочим, по удобрениям Россия занимает 25 процентов мирового рынка, а скажем, по калийным удобрениям, как мне говорил Александр Григорьевич Лукашенко, – надо проверить, конечно, но я думаю, что это соответствует действительности, – по калийным удобрениям Россия и Белоруссия – 45 процентов мирового рынка. Это огромный объём.

А от количества удобрений, вложенных в почву, зависит и урожайность. Как только стало ясно, что не будет наших удобрений на мировом рынке, сразу цены поползли и на удобрения, и на продовольствие, потому что, если удобрений нет, нет и нужного объёма производимой сельскохозяйственной продукции.

Одно цепляется за другое, и Россия здесь совершенно ни при чём. Наши партнёры сами наделали кучу ошибок, а теперь ищут, на кого бы свалить, и, конечно, в этом смысле самым удобным кандидатом на это является Россия.

П.Зарубин: Только что, кстати, пришла новость, что в новом санкционном европейском пакете – супруга главы одной из наших крупнейших компаний по удобрениям.

К чему всё это приведёт, на Ваш взгляд?

В.Путин: Вот к чему: ситуация будет ухудшаться.

Ведь британцы, потом американцы – англосаксы – ввели санкции на наши удобрения. Потом, осознав, что происходит, американцы сняли санкции, а европейцы – нет. Сами в контактах со мной говорят: да-да, нужно подумать, нужно с этим что-то делать, а сегодня только усугубили эту ситуацию.

Это будет ухудшать ситуацию на мировых рынках удобрений, а значит, и виды на урожай будут гораздо более скромными, а значит, и цены будут идти только вверх – вот и всё. Это абсолютно недальновидная, ошибочная, я бы сказал, просто глупая политика, которая ведёт в тупик.

П.Зарубин: Но ведь Россию с очень высоких трибун обвиняют в том, что зерно-то есть в реальности, но оно в украинских портах, и Россия якобы не даёт это зерно вывозить.

В.Путин: Это блеф. И вот почему.

Во-первых, есть некоторые объективные вещи, я сейчас о них скажу. В мире производится в год примерно 800 миллионов тонн зерна, пшеницы. Сейчас нам говорят о том, что Украина готова экспортировать 20 миллионов тонн. 20 миллионов тонн по сравнению с тем, что производится в мире, 800 миллионов тонн, – это 2,5 процента. Но если мы будем исходить из того, что в общем объёме продовольствия в мире пшеница составляет только 20 процентов, – а это так и есть, это не наши данные, это данные ООН, – то это значит, что эти 20 миллионов тонн украинской пшеницы – это 0,5 процента, ни о чём. Это во-первых.

Во-вторых, 20 миллионов тонн украинской пшеницы – это потенциальный экспорт. На сегодняшний день и американские официальные органы говорят о том, что сегодня Украина могла бы экспортировать шесть миллионов тонн пшеницы – по данным нашего Министерства сельского хозяйства, это не шесть, это примерно пять миллионов тонн, даже, допустим, шесть – и, это данные нашего Минсельхоза, семь миллионов тонн кукурузы. Мы понимаем, что это немного.

В текущем сельскохозяйственном году – 2021–2022 годы – мы проэкспортируем 37 миллионов, а за 2022–2023-й, я думаю, что мы поднимем этот экспорт до 50 миллионов тонн. Но это так, апропо, между прочим.

Что касается вывоза украинского зерна, мы не препятствуем этому. И существует несколько способов вывоза зерна.

Первый. Пожалуйста, можно вывозить через порты, которые находятся под контролем Украины, прежде всего Черноморского бассейна – Одесса и близлежащие порты. Не мы же заминировали подходы к порту – это Украина заминировала.

Я уже много раз говорил всем нашим коллегам: пусть они разминируют, и, пожалуйста, пускай корабли, гружённые зерном, выходят из портов. Мы гарантируем их мирный проход без всяких проблем в международные воды. Нет никаких проблем, пожалуйста.

Они должны разминировать и поднять со дна Чёрного моря корабли, которые были специально затоплены, для того чтобы затруднить вход в эти порты на юге Украины. Мы готовы это сделать, мы не будем пользоваться ситуацией разминирования, для того чтобы предпринять какие-то атаки с моря, я об этом уже сказал. Это первое.

Второе. Существует другая возможность: порты Азовского моря – Бердянск, Мариуполь – находятся под нашим контролем, мы готовы обеспечить беспроблемный вывоз в том числе украинского зерна через эти порты. Пожалуйста.

Мы провели уже, заканчиваем работу по разминированию – украинские войска когда-то это заминировали в три слоя, – работы заканчиваются. Мы создадим необходимую логистику. Пожалуйста, мы это сделаем. Это второе.

Третье. Можно вывозить зерно с Украины через Дунай и через Румынию.

Четвёртое. Можно через Венгрию.

Пятое. Можно через Польшу. Да, там существуют определённые проблемы технического характера, потому что колея разная, надо тележки вагонные менять. Но это дело просто нескольких часов, и всё.

И, наконец, самое простое – это вывоз через территорию Белоруссии. Самое лёгкое и самое дешёвое, потому что оттуда сразу в порты Прибалтики, в Балтийское море и дальше – в любую точку планеты.

Но для этого нужно снимать санкции с Белоруссии. Но это не наш вопрос. Во всяком случае, Президент Белоруссии Александр Григорьевич [Лукашенко] ставит вопрос именно так: если кто-то хочет решить проблему, если она вообще существует – вывоза украинского зерна, пожалуйста, самый простой способ – через Белоруссию. Никто не мешает.

Так что проблемы с вывозом зерна с Украины не существует.

П.Зарубин: Какой может быть логистика вывоза из тех портов, которые под нашим контролем? Какие могут быть условия?

В.Путин: Никаких условий.

Пожалуйста, мы обеспечим мирный провоз, гарантируем безопасность подходов к этим портам, обеспечим заход иностранных судов и их движение по Азовскому и Чёрному морю в любом направлении.

Там, кстати, очень много судов застряло сегодня в украинских портах – иностранных, десятки судов. Их просто там держат взаперти, и, кстати, экипажи держат в качестве заложников до сих пор.